Стефан Малларме Стихотворения

Биография Биография Французский поэт и писатель, глава символистской школы. Родился в семье Нумы Малларме, служашего Управления по делам собственности. В пятилетнем возрасте потерял мать; воспитывался ее родителями. С учился в религиозном пансионе в Отейе, с — в лицее Санса; пребывание там оказалось для него мучительным. Еще в большей степени стал ощущать одиночество после смерти своей тринадцатилетней сестры Марии в В получил диплом бакалавра.

Стефан Малларме

Сегодня я спасусь от зверского желанья впасть снова в пошлый грех. Что толку, копошась в копнах твоих волос, скучать в пылу лобзанья, чтоб с горечью потом оценивать ту связь. Хочу лежать без грёз и мрачных сновидений, чтоб в них не мучил стыд и прежняя грызня, в придачу ложь твоих всегдашних уверений А смерть тебя страшит не меньше, чем меня. Порок терзал во мне всё лучшее, что было.

В этом мире французы закупоривают бочки, Сократ держит чашу с ядом, немцы загружают бомбы в самолеты, Малларме пишет стихи, американцы.

Так долго ты лгала, что о потустороннем Узнала более любого мертвеца. Порок бесплодием отметил нас обоих, Но черствым камнем он заполнил пустоту Твоей груди, а мне, а мне невмоготу Предсмертный слышать хрип в сердечных перебоях. Я, как от савана, спасаюсь от гардин, Я умереть могу, когда усну один. Для мудрых смерть проста, я выберу несложный Задумчивый пейзаж, рассеянной рукой Рисую облака над спящею рекой: Он ждет, когда над ним последний круг опишет Ослепший гомон птиц, в безвыходной тоске Латинские стихи бормочет и не слышит, Как чуден благовест, плывущий вдалеке.

Так я ночной порой во славу Идеала С молитвою звонил во все колокола, И неотзывная раскалывалась мгла, И стая прошлых бед покоя не давала, Но верь мне, Люцифер, я силы соберу И на веревке той повешусь поутру. Летняя печаль Рыданья подмешав к любовному питью, Отвесный луч скользнул по зыбкому прибою Рассыпанных волос и сжег печаль твою, Шуршит песок, ты спишь, измучена борьбою. Но в теплой глубине волос твоих навек Я душу утоплю и с молчаливых век, Чужих Небытию, губами жадно смою Слезой бегущую сурьму, мечтая в ней Для сердца, что висит над бездною немою, Найти бесчувственность лазури и камней.

Лазурь Предвечная Лазурь с улыбкою холодной Ошеломляющий обрушила удар На землю, где поэт, влачась в тоске бесплодной, Клянет свой немощный и бесполезный дар. Бегу, закрыв глаза, но, продлевая пытку, Затылок мне сверлит презрительный упрек. Какую полночь вытку, Чтоб злобный этот взор меня не подстерег? Туманы дымные, восстаньте в мутной сини, Промозглым рубищем завесьте небеса, Топите горизонт в безветренной трясине, Где нерожденные смолкают голоса. О скука, спутница осенней летаргии, Покинь летейские пруды и залатай Венозным тростником пробоины нагие С краями, рваными от пролетавших стай!

Пускай химерой душных камер Над миром проплывут дымы фабричных труб В кошмарах копоти, где, коченея, замер Светила желтого окаменелый труп.

И музыка текла с невидимых смычков В лазурь дымящихся, туманных лепестков. Я шел, уставившись в изъеденные плиты Старинной площади, когда передо мной, Смеясь, возникла ты под шляпкою сквозной Из отблесков зари, так в полумраке тонком Я зацелованным, заласканным ребенком Следил, как добрая волшебница, во сне, Снежинки пряных звезд с небес бросает мне. Тщетная мольба Глазурной Гебе я завидую, принцесса, На чашке, что к губам прильнула дорогим, Но не дерзнет аббат стать богом в чаще леса И на фарфор к тебе не явится нагим.

К помаде больше ты питаешь интереса, Болонкой не прижмешь меня к шелкам тугим, Я не придворная забава и не пьеса, Но, кажется, меня Вы предпочли другим. Так прикажи, и я на флейте заиграю, На веере любви присяду робко с краю, Стать пастухом твоих улыбок прикажи!

Поэма С. Малларме в свою очередь была написана в году под впечатлением Их первый страх преодолеть, рукой дрожащей.

И музыка текла с невидимых смычков В лазурь дымящихся, туманных лепестков. Ты первый поцелуй узнала в тот счастливый, Благословенный день, -- дурманные приливы Терзали душу мне, пьянея от мечты, Не оставляющей похмельной пустоты Сердцам, что навсегда с ревнивой грустью слиты. Я шел, уставившись в изъеденные плиты Старинной площади, когда передо мной, Смеясь, возникла ты под шляпкою сквозной Из отблесков зари, так в полумраке тонком Я зацелованным, заласканным ребенком Следил, как добрая волшебница, во сне, Снежинки пряных звезд с небес бросает мне.

Тщетная мольба Глазурной Гебе я завидую, принцесса, На чашке, что к губам прильнула дорогим, Но не дерзнет аббат стать богом в чаще леса И на фарфор к тебе не явится нагим. К помаде больше ты питаешь интереса, Болонкой не прижмешь меня к шелкам тугим, Я не придворная забава и не пьеса, Но, кажется, меня Вы предпочли другим. Завит искусством ювелира Твой локон золотой, твой смех -- трава для клира Овец, отзывчивых на прихоть госпожи.

Так прикажи, и я на флейте заиграю, На веере любви присяду робко с краю, Стать пастухом твоих улыбок прикажи! Цветы Из вековых лавин лазурного стекла, И млечности снегов, и ночи звездно-лунной Ты чаши в первый день творенья извлекла, Святые для земли нетронутой и юной. И гладиолусы лебяжьего пруда, И лавр гонимых душ, больных непоправимо, Цветок примятых зорь, пунцовых от стыда, Под благодатною стопою херувима, И мирт, и гиацинт в блестящих лепестках, И розу нежную, как женственное тело, В Иродиадиных пылающих шелках, Где кровь жестокая победно загустела!

Нагую лилию ты подарила нам, И белизна ее церковно-восковая Плывет по медленно вздыхающим волнам К мечтательной луне и плачет, уплывая. На систрах мы тебе осанну возгласим, Окурим ладаном, дымящимся в кадиле, Мадонна, благостный восторг неугасим, Садами праведных мы душу усладили. Праматерь, на твоей взросли они груди! Бальзамов будущих стекло разбей, разбрызни И благовонную погибель приведи Поэту, чахлому от затхлой этой жизни.

Весеннее обновление Зима пора надежд и светлого труда, -- Растекшись по крови, бесцветной, как вода, Все существо мое зевота затопила.

Творчество С. Малларме

Поэты-символисты горячо протестовали против обесценивания человеческой личности, ратовали за изображение в искусстве высоких человеческих идеалов — красоты, благородства, доброты, справедливости, самоотверженности. По мнению символистов, исправить мир, погрязший в пороках и заблуждениях, может только красота. Символисты считали, что вне окружающего нас мира существует идеальный мир, в котором царят гармония и красота, а реальность — грубое и искаженное отражение этого внебытия.

Лишь чуткая душа поэта, композитора или художника может исправить человечество и указать ему верную дорогу в жизни.

(Стефан Малларме" Удача никогда не упразднит случая"; гр. Тату" All about us","Зачем") Страх - наш враг >. Потусторонний беспамятный демон.

Родился 18 марта в Париже в семье Нумы Малларме, служащего Управления по делам собственности. В пятилетнем возрасте потерял мать; воспитывался ее родителями. С учился в религиозном пансионе в Отейе, с — в лицее Санса; пребывание там оказалось для него мучительным. Еще в большей степени стал ощущать одиночество после смерти своей тринадцатилетней сестры Марии в В получил диплом бакалавра.

Вопреки желанию отца, отказался от карьеры чиновника: В провел несколько месяцев в Лондоне, где усовершенствовал свое знание английского. В , вернувшись во Францию, начал преподавать английский язык в лицее Турнона. С этого времени его жизнь поделилась на две части: Его первые юношеские стихи, написанные между и , несут явную печать влияния Шарля Бодлера и Эдгара По. Увлекся поэзией Теофиля Готье, основателя Парнасской школы; стал писать в ее духе.

Готье в , ознаменовал его переход к новой поэтике. По с иллюстрациями Э.

Стефан Малларме Стихотворения Перевел Роман Дубровкин

Портрет Стефана Малларме фрагмент. Метафора наводила на мысль о вдохновенных романтических изгоях, хотя вообще-то Верлен имел в виду лишь то, что этих поэтов не знают, не печатают — а часто они и сами не хотят быть известными, стараются предотвратить преждевременные роды своей репутации. В молодости он отказался от завещанной семейными традициями карьеры чиновника и избрал другую, тоже вполне обыкновенную профессию — учителя.

Этому делу он отдал больше тридцати лет, преподавая английский язык вначале в провинциальных лицеях, а с года в Париже.

устоев, страх перед будущим – всё это привело к гуманитарному и Стефан Малларме, Морис Метерлинк и Жорис-Карл Гюисманс.

Густыми складками лежит на пыльном кресле, боюсь, что главная колонна рухнет, если Не будет памятью иной подкреплена. Магических страниц седые письмена, Они в безумии оваций не воскресли, Знакомых крыльев дрожь, пленявшая не здесь ли! Из подлинных глубин ликующего гула Лавина поднялась и паперть захлестнула, Где, ненавидимый, в огне фанфар возник Не Рихард Вагнер, нет!

Посвящение Чуть заря на склоне горном Оркестровою грозой Вслед за звучным этим горном На пути возникнет торном.

малларме страх сочинение

Редакторский выбор недели Новые статьи [ Взбираясь на любую гору Майкл Джексон ; Кто изобрел катетометр? Андреас Кригер ; [Когда в истоме утро хочет обороть Жару и освежить томящуюся плоть, Оно лепечет только брызгами свирели Моей, что на кусты росой созвучий сели. Единый ветр из дудки вылететь готов, Чтоб звук сухим дождем рассеять вдоль лесов, И к небесам, которых не колеблют тучи, Доходит влажный вздох, искусный и певучий.

Для Малларме важно впечатление о деревьях, цветах и травах, слов, особых образов, утомление и страх перед ошибкой написать не так, как нужно.

Предсмертный слышать хрип в сердечных перебоях. Возможно, поэтому я больше опасаюсь не собственного нахождения на краю пропасти, а когда там находится кто-то другой. При виде, кого-то готовящегося к прыжку в бездну меня просто начинает охватывать дикая слабость, плавящая мои бренные колени. У меня отсутствует клаустрофобии в обычном смысле, но есть её некая разновидность совмещённая с боязнью задохнуться.

Поэтому я ненавижу в походах ночевать в переполненных палатках, где жарко и под утра начинается дикая духота, навязчивым полиэтиленом душащая наши лёгкие. Во многом, это продолжение истории, когда я в детстве задыхался в переполненном общественном транспорте утром. Обычно это было после какой-то болезни вроде бронхита или воспаления лёгких. И от слабости и недостатка кислорода меня слегка мутило и я практически терял сознание. В этом смысле метро намного лучше автобусов. Из всех живых существ я более всего боюсь пиявок.

Жером Жан Леон

, , : Святая Как встарь, зажегся блеск тяжелый Мандоры, прежде золотой, Звеневшей с флейтой и виолой, И требник, ветхий и простой, С торжественным стихом начальным, Как встарь, на гимне величальном. Но ангел озарил стекло, И арфой в руки ей легло Крыло ночного серафима, Ни струн, ни флейт, ни величанья: Под пальцами, едва дрожа,.

Переводы: Стефан Малларме Веера. Веер Малларме. Стефан Малларме Перевод: Табак, туман иль приступ страха. И вдохновит.

Итак, сравним две версии"сонета на икс". Вот версия Романа Дубровкина: Над ониксом ногтей, простертых в темноту, Полуночной Тоски качается лампада, Там Феникс разметал сожженную мечту, Но в урне траурной нет пепла звездопада. А в комнате ночной, уставясь в пустоту, Буфета сонного безмолвствует громада: К стигийским берегам ушел хозяин сада. И только у окна, мерцая на свету, Резной единорог терзает наготу Злаченой нимфы вод, и мертвая наяда Летит из зеркала в ночную черноту, Не в силах отвести тускнеющего взгляда От молчаливых звезд, пронзивших высоту.

А вот версия Вадима Алексеева, высмеянная соперником по переводу в первом издании Малларме издательство Радуга , причём без воспроизведения моего текста, за глаза. Роман Дубровкин собрал в Приложении все переводы Малларме, сделанные за полтора столетия, и лишь мои переводы в это Приложение демонстративно не включены. Зато произвучали весьма заносчивые слова в адрес соперника по переводу, что не есть красиво.

Бессонницы числом астрального декора Над ониксом ногтей немотствующий фикс, Как феникс, окрыляясь, из пепла явит икс, Но амфора пуста для траурного сбора. Оглохшей скорлупой мерцает гулкий мникс, Пустой библибилон ликующего вздора, Которым, час настал, Хранитель уговора Исчерпать обречён слезами полный Стикс. На севере, застыв в плену зеркальном взора Над схваткой родовой, где крест вакантный, скоро Узрит единорог её бесплотных никс.

Лазурь. Стефан Малларме. Перевод с французского

Малларме В получил диплом бакалавра. Вопреки желанию отца, отказался от карьеры чиновника: В провел несколько месяцев в Лондоне, где усовершенствовал свое знание английского. В , вернувшись во Францию, начал преподавать английский язык в лицее Турнона.

Больше половины поэтического наследия Малларме составляют стихотворения на случай, ярким примером которых Табак, туман иль приступ страха.

Дебюсси"Послеполуденный отдых фавна" одноактный балет Посмотрела одноактный балет"Послеполуденный отдых фавна" и в очередной раз убедилась, что вдохновение не рождается на пустом месте. Малларме в свою очередь была написана в году под впечатлением аллегорического полотна Франсуа Буше, которое Малларме увидел в Лондонской Национальной галерее. Таким образом, стихотворение был инспирировано произведением живописи. Интересно, что впоследствии оно само вызвало к жизни несколько замечательных живописных работ Стефана Малларме по праву считают одним из лучших французских поэтов века; особенность созданных им стихов включается в их практической непереводимости на иностранные языки.

Малларме утверждал примат формы над содержанием, сказав как-то: Огромное значение придавал он музыкальности стиха, его фонетике. Поэтому так трудно переводить эти стихи. Гораздо более естественно переводить поэзию Малларме на язык музыки или живописи, рисунка, эстампа, гравюры, что так блистательно и так по-разному делали Дебюсси, Эдуард Мане, Анри Матисс И тем не менее О фавн, твой сон, как слез играющий родник, Из хладных синих глаз стыдящейся возник. Но погляди, как летний ветерок вздыхая, Несходная трепещет пред тобой, иная.